Kwaidan предлагает четыре японские истории о привидениях с универсальными темами

Kwaidan предлагает четыре японские истории о привидениях с универсальными темами Фильмы

Самая длинная из четырех глав «Квайдана» — это та, в которой есть неизгладимый образ Хоичи (Кацуо Накамура), на лице которого нарисована Сутра Сердца. «Квайдан» удваивается как народный ужас, и, как и в «Снежной женщине», эта глава начинается с кадра, устанавливающего топографию (в данном случае волны разбиваются о скалы, а не снег падает среди деревьев). «Хойчи Безухий» имеет наклонное начало, которое помещает нас в самый разгар морского сражения, когда голос декламирует его на струнном инструменте. Небеса огня и моря крови соседствуют с фресками или картинами на свитках и ощущением того, что история оживает на наших глазах.

Хоичи — слепой игрок на бива, которого вызывают на выступление перед двором имперских призраков. Когда его ведут туда за руку, Хоичи говорит: «Я не заслуживаю такого счастья», не совсем понимая сути своего положения — что это мертвые люди. Призраки хотят услышать рассказ об их последней битве, которую мы только что видели, рассказанный так, как может только Хоити.

Это «Портрет художника в образе говорящего с призраками». Хоити общается с мертвыми больше, чем с живыми, и в этом есть опасность для любого из нас, будь то просеивание мертвых писем или обломков поп-культуры.

Заключительный, сокращенный фрагмент «Квайдана», Тяван но Нака («В чашке чая»), описывает себя как незаконченную «историю о человеке, который проглатывает чужую душу». Каннай (Кан’эмон Накамура) видит не свое лицо, отраженное в его чае.

Когда вы видите призрака, вы можете либо выпить его, либо отрицать. Мой совет: не отрицайте «Квайдан».

Перейти в источник

Оцените статью